Notice: Undefined index: jd98e50 in /home/camo/bighobby.ru/docs/init.php on line 1

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/camo/bighobby.ru/docs/init.php:1) in /home/camo/bighobby.ru/docs/init.php on line 10

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/camo/bighobby.ru/docs/init.php:1) in /home/camo/bighobby.ru/docs/init.php on line 10
Поясной набор древней Руси

Поясной набор древней Руси

В эпоху средневековья пояс выполнял разнообразные функции. Во-первых, им, как и ныне, подпоясывали одежду. Вплоть до ХVI-ХVII вв., когда на русской одежде появились карманы (Рабинович М.Г., 1986. С. 85), к нему подвешивали мелкие, необходимые в быту вещи - ножи, кресала, оселки, кошельки и кожаные сумки-калиты. Убранство пояса зависело от социального положения его владельца: крестьяне носили тканые, плетеные и простые кожаные ремешки, крупные феодалы, князья -драгоценные золотые пояса, которые передавали по наследству вместе с уделом и о которых упоминается в духовных грамотах (Там же. С. 84, 85).

Особое явление — наборный пояс дружинника, символ его воинского достоинства. Еще в начале XX в. В.И. Сизов (Сизов В.И., 1902. С. 45, 46) и Т. Арне (Агпе Т., 1914. С. 44) предполагали восточное происхождение таких поясов. В современной литературе наибольшее распространение получила точка зрения С.В. Киселева (Киселев С.В., 1951. С. 243) и Л.Р. Кызласова (Кызласов Л.Р., 1960. С. 83) о том, что древние наборные пояса появились в Южной Сибири и Монголии, где их производство развивалось, совершенствовалось, и оттуда они распространились на запад. Время их возникновения - середина I в. до н.э. - начало I в. По мере того как мода в VI - IХ вв. на воинские пояса распространялась по огромной территории Евразии, они утрачивали этническую окраску. В тюрко-монгольском эпосе отражена функция пояса в обрядах инициации: при переходе юноши в сообщество взрослых воинов его опоясывали боевым поясом (Липец Р.С., 1984. С. 67). Указание на зависимость устройства пояса от статуса его владельца в системе воинской иерархии мы встречаем у Прокопия Кессарийского (VI в.): «В Персии не позволено никому носить ни перстня золотого, ни пояса, ни пряжки, ни чего-либо подобного, если это не пожаловано царем» (Распопова В.И., 1965. С. 90). Эта информация подтверждается археологическими источниками: на материале Дмитровского могильника салтово-маяцкой культуры выявлена прямая зависимость между положением воина и богатством его поясного набора (Плетнева С.А., 1967. С. 164).

Широкое распространение ременных украшений и самостоятельное их бытование на Руси начинается с конца IX в. В это время на полиэтничной основе (славяне, уг-ры-фины, тюрки, скандинавы) формируется древнерусская знать. К середине X в. окончательно складывается древнерусская «дружинная культура», открытая внешним влияниям и включившая в себя элементы различной этнической окраски (Мельникова Е.А., Петрухин В.Я., Пушкина Т.А., 1984. С. 58). Одним из наиболее ярких, социально значимых элементов «дружинной культуры» был наборный пояс. Он состоял из следующих элементов: 1) пряжки, обязательной принадлежностью которой являлись рамка и язычок, имеющие иногда щиток для прикрепления к ремню (табл. 61, 1, 2); 2) бляшки, украшающей ремень и закреплявшейся на нем с помощью шшфтов и заклепок (табл. 61,6, 7); 3) поясных наконеч-ыков, которые помещались на концах ремней (табл. 61, -4-19); 4) кольца, соединявшего отдельные части ремня и служившего для прикрепления мелких предметов (табл. 61, 52 - 53; 5) обоймы, закреплявшей концы ремней.

Раннесредневековые пояса имели самый различный облик, известны пояса с дополнительными подвесными ремешками и без них, двойные и одинарные.

Большинство древнерусских поясов, по-видимому, были близки венгерским; один конец пояса свободно свисал, второй - застегивался пряжкой, укрепленной на дополнительном внутреннем ремешке (табл. 61, 5). Такие пояса имели довольно широкое распространение у венгров, хазар, мордвы, протоболгар (Подвигина НЛ.. 1968. С. 191).

Максимальное количество находок ременных накладок приходится на X в. Самая большая коллекция - из гнездовского комплекса (более 70 экз.), поясных принадлежностей много в памятниках Черниговской области (курганы Гульбище, Черная могила, Безымянный, Седневская группа, курганная группа «в Березках», Шестовица, Табаевка), в Ярославском Поволжье, в Киевском некрополе, в курганах юго-восточного Приладожья. Для X в. характерно огромное разнообразие типов пряжек, бляшек и поясных наконечников. Распространены пряжки бесщитковые, с неподвижным соединением рамки и щитка (табл. 61, 2, 4, 5, 8), со щитком, представляющие собой сложенную вдвое пластину (табл. 61, 1). Встречаются прямоугольные, квадратные, круглые, сердцевидные, щитовидные, зооморфные, гранатовидные бляшки. Подавляющее большинство бляшек и наконечников изготовлены путем литья из медных сплавов. Центром изготовления литых бляшек, инкрустированных серебряной проволокой (табл. 61, 6, 9 - 11, 18, 31), видимо, было Среднее Поднепровье, где найдено их максимальное число (около 80% всех инкрустированных бляшек найдено в Черниговской области). Много инкрустированных бляшек в Гнездове, где можно предположить наличие «дочерней» мастерской. На остальной территории Древней Руси они являются редкостью. Вопрос о наличии мастерских по художественной обработке металла, в частности по производству ременной гарнитуры, в Среднем Поднепровье рассматривался Р.С. Орловым. Он выделил характерную для этих мастерских рецептуру сплавов, набор орнаментальных мотивов и специфику технологических приемов (Орлов Р.С., 1984. С. 32-50). Ременные накладки Древней Руси отличаются исключительным своеобразием, большая их часть не имеет прямых аналогий на других территориях, что подтверждает существование на Руси собственного производства ременной гарнитуры. Очевидно, что в формировании облика древнерусского наборного пояса сыграли роль несколько традиций, и прежде всего - «восточная». Бляшки часто украшали изображением лотоса в виде трилистника или пятилистника-крина, пальметты, виноградной лозы, плода граната (табл. 61, 7, 12, 13,19, 29, 30, 34, 35, 39, 40). «Древо жизни», иногда настолько стилизованное, что его трудно узнать, часто встречается на удлиненных поясных наконечниках. Можно предположить, что конкретным проводником восточного орнамента была Хазария, а также волжская Болгария, принявшая в 922 г. ислам, что обеспечило ей тесные связи с исламской Средней Азией и даже самим Халифатом (Смирнов А.П., 1951. С. 40-42).

Находка в Киеве литейной формочки для отливки бляшек с куфической надписью (Ивакин Г.Ю., Гупало К.Н., 1980. С. 211; Орлов Р.С., 1984. С. 47) свидетельствует, что на Руси работали приезжие мастера. Складывавшаяся феодальная знать была заинтересована в привлечении чужеземных высококвалифицированных ремесленников, в частности мастеров, изготовлявших наборный пояс (Макарова Т.Н., Плетнева С.А., 1983. № 2. С. 76).

Вторая традиция, повлиявшая на облик древнерусского пояса, - прибалтийская. Пояса, украшенные специфическими, часто тиснеными накладками, появились в Литве еще в V—VI вв. (Волкайте-Куликаускине Р.К., 1986. С. 162). Распространение в северных и западных областях Древней Руси пряжек со щитком и согнутой вдвое пластиной, наличие разделительных колец в конструкции пояса (табл. 61, 7, 3) - тоже прибалтийское влияние.

Среди поясной гарнитуры X в. особую группу составляют пряжки и накладки, украшенные скандинавской плетенкой в стиле Борре (табл. 61, 8,14, 15, 27). Больше всего их в Гнездове; даже в Швеции, в Бирке, их меньше - и это весьма показательно. Наборный пояс входит в число заимствований скандинавов с территории Восточной Европы (Мельникова Е.А., Петрухин В.Я., Пушкина Т.А., 1974. С. 59). В Швеции он не получил такого распространения, как на Руси. Хотя накладки, украшенные в стиле Борре, выделяются не только орнаментом, но и технологией (литье по резной восковой модели), скорее всего, они не являются предметом импорта, а изготовлены на месте и отражают наличие варяжского элемента в древнерусской дружине.

В ХI - ХII вв. число поясных украшений, встречаемых в древнерусских памятниках, резко сокращается. Меняется топография находок, в основном это окраинные районы со смешанным в этническом отношении населением.

В XI в. начал изменяться орнамент: растительные мотивы мельчают, их восточные прототипы угадываются с трудом (типичный пример - наборный пояс из Мальских курганов псковских кривичей) (Седов В.В., 1976. С. 92). В погребениях поясные принадлежности сводятся чаще всего к пряжке, иногда дополненной поясными кольцами. В ХI-ХII вв. вырабатывался стандартный тип лировидной пряжки с «лилиевидным» завершением (табл. 61, 41), широко распространенный на всей древнерусской территории и за ее пределами (Седова М.В., 1981. С. 144). В целом конструктивные особенности поясов остаются прежними (Фоняков Д.И., 1986. С. 62, 63). К XI в. относятся роскошные привозные пояса, найденные в кладах. Серебряные, с позолотой и чернью накладки из клада у с. Мышеловка (Киевская обл.) украшены куфическими надписями: «успех», «благополучие», «власть» (Корзухина Г.Ф., 1954. С. 133; Даркевич В.П., 1976. С. 55).

На территории Ижорского плато, где дольше сохранялся языческий курганный обряд погребения, в XI-XIII вв. среди смешанного славянско-прибалтийско-финского населения продолжали широко бытовать наборные пояса (табл. 61, 49, 50, 54), хотя трудно сказать, сохраняли ли они роль социально значимых элементов костюма. Встречаются пояса особого типа - без пряжки; их концы, украшенные парными поясными наконечниками, завязывались и свободно свисали (Спицын А.А., 1896. С. 27).

С XII в. вместе с отмиранием имевшей специфический облик «дружинной культуры», видимо, теряет свои первоначальные социальные функции и наборный пояс как атрибут воина-дружинника. Это подтверждается и стандартизацией элементов убранства пояса, и значительным сокращением числа находок (нельзя, однако, не учитывать изменение погребального обряда в связи с христианизацией). Тем не менее даже в период развитого феодализма пояс продолжал выполнять определенную социальную функцию в княжеской среде, обусловленную, видимо, пережитками обряда инициации, подтверждение чему находим в завещании князя Юрия Дмитриевича Галицкого (XV в.): «А что из золота даю сыну своему Василию пояс золот с каменьем на чепех без ремни; а Дмитрию сыну своему даю пояс золот на черпьчати ремни, а Дмитриею сыну своему меньшему даю пояс золот без ремни, чем мя благословил отец мой князь великий Дмитрей» (Савваитов П.И., 1896. С. ПО).

Наборные пояса, заимствованные древнерусскими дружинниками в кочевнической среде, получили на Руси самостоятельное развитие. Особенно популярны они были в X в., подавляющее большинство накладок - продукция местных мастерских. Существовало несколько центров производства ременной гарнитуры, в частности в Среднем Поднепровье и, видимо, в районе Гнездова. Постепенно количество находок сокращается, но элементы поясного набора фиксируются в городских слоях вплоть до XV в. (табл. 61, 55 - 57) (Седова М.В., 1981. С. 150).

 

Табл. 61. Древнерусский поясной набор (составлена В.В. Мурашовой)

1-3, 5-8, 10, 11, 14, 17 - Новгород; 4 - Борницы; 9 - Гонголово; 12, 13 - Торопец; 15-16 - Малы; 18, 19, 21, 24-27, 30-32, 34-38, 43 -47, 49, 51, 52, 54-57 - Гнездово; 20-22 - Тимерево; 23, 33, 42 - Юго-Восточное Приладожье; 28. 29, 48, 50, 53 - Шестовицы; 39 - Киев; 40-41 - Табаевка

 

По материалам книги «Древняя Русь. Быт и культура» под редакцией Б.А. Рыбакова.